Главные новости Политика Экономика Общество Культура Спорт Происшествия Интервью Арктический форум Бизнес новости TV-BOX
ТОП 7 читаемые|обсуждаемые
Общество | Главные новости
От апатии до язвы: история одного архангелогородца, побывавшего в армии
23.11.19 00:02
2350 44
Каким образом навести порядок в собственной голове и как стать солдатом, ежедневно копая снег. Реалии армейской жизни от первого лица.
 >
Фото: минобороны.рф
В 16 лет я прошел комиссию, где мне сказали, что временно негоден. Это означало необходимость углубленного медицинского обследования в дальнейшем. Затянулось все на 2,5 года: меня не могли забрать, если не пройду. В конце концов обследование я прошел, но думал, что по-прежнему негоден. Прихожу в военкомат, счастливый, а мне суют повестку. Я потерялся: дикий тремор, апатия. Дают какие-то бумажки – психологический тест. Не прошел, сказали: переписывай. Дали новый, дали такой же с правильными ответами, чтобы я их в чистый бланк вставил. Написал, вообще не соображая. Сдал – годен. Вышел, сразу заплакал – там заплакать не мог.

Конечно, пришлось уволиться с работы. Мой начальник, Саша, помог с адвокатом. Я заплатил деньги за консультацию, но ничего нового не узнал: все, что было сказано, я уже нашел в интернете. Вердикт всемирного разума гласил: по закону из-за здоровья я негоден, можно оспорить решение медицинской комиссии в суде.

Пришел в военкомат, сообщил, что хочу оспорить решение. Нас повезли в распределитель, сказали, что решать все надо там. Из распределителя отправили в место ожидания: это такой куб, где ты сидишь часов 12 на скамейках. Я просидел 6 часов, увидел первого попавшегося контрактника, подошел к нему, говорю: хочу оспорить. Меня отправили к комиссару. Он мне говорит: ты что, дурак, какое оспорить, ты годен, написано же. Я рассказал про адвоката, о том, что по здоровью на самом деле служить не должен, на что мне ответили: «Я тебя сейчас в дурку отправлю». Через 3 часа отпустили. До отправления оставалась неделя.

За это время я собрал документы, снова пришел в комиссариат. Невролога на месте не было, но мне пообещали, что завтра будет и все решится. Переночевал там же, а на следующий день убыл в армию. Меня послали, причем прямым текстом.

Распределили в Оленегорск. Сначала идёт курс молодого бойца, у нас в части это занимало 40 дней. Учили от балды, всем было плевать. Скорее делали вид, что учили. Я не прошел курс до конца, – отправили в госпиталь на военно-врачебную комиссию из-за недовеса. Провели обследование, «ничего» не обнаружили: куча проблем, но годен. Пролежал там месяц. Психиатр тоже была, но она задавала общие вопросы, вроде «как дела?». Я на все отвечал максимально агрессивно, и что служить не хочу, что мне плохо. Но это ни на что не повлияло. Этот месяц я провел практически в одиночестве, разбирался с проблемами в голове самостоятельно. У меня они были еще до армии. Если бы не разобрался, было бы еще хуже. В первый месяц из моего призыва, а это 20 человек, трое застрелились во время учений. С этим особо ничего не делали. Разве что уровень дисциплины поднимали.

После госпиталя приехал в часть, распределили в роту. Там был «восхитительный» старшина. Я еще в госпитале встретился с парнем из этой роты, он мне рассказал, что именно в этой роте старшина бьет срочников. Повезло, что меня он ни разу не тронул: я либо был в нарядах, либо где-то пропадал. Но своими глазами видел, как он раздает оплеухи и подзатыльники. Старые срочники уже привыкли, а новые ничего сделать не могли. Я там пробыл около трех недель. Прав у меня нет, оружие держать не могу, поэтому направили в Воркуту буквально чистить снег. Я не сдал психологический тест, точнее, мне посоветовали его завалить, иначе попал бы в роту охраны, а это ужасное место. Там солдат максимум за мебель считают.

Старшина попался хороший. В этой части все не особо по уставу. Чем меньше в армии что-то делается по уставу, тем приятнее служить. Смог купить себе телефон, стал немного общаться с девушкой, потому что на звонки времени практически не дают: по уставу это 2 часа в неделю в воскресенье.

Вся служба в Воркуте заключалась в копании снега и подметании казармы. Больше там делать нечего. Я попал на объект в полутора километрах от части у аэродрома. Следил за радиолокационным оборудованием. Так я прослужил полгода. Каждый день – маленькое испытание. Утром ты должен резко проснуться, быстро собраться и пройти эти полтора километра до части, чтобы успеть на завтрак. После завтрака развод. И после с 9 до 5 копаешь снег. Он там каждый день идет, так что работой были обеспечены.

Несмотря на то, что я попал в хорошую часть, проблем, особенно психологических, было много. Унижают, оскорбляют, приказывают, что хотят, и по уставу ты ничего ответить не можешь. Устав используют только тогда, когда это выгодно. Помогало то, что я мог отвлекаться на телефон, на разговоры с девушкой. И коллектив был неплохой. В Оленегорске я побывал второй раз уже после госпиталя в конце службы. Там был ужасный коллектив: гопники, не иначе. Слово не так скажешь – ударят. Если следы видны, то ты сидишь в казарме, пока они не сойдут, прячешься от проверок, иначе будет еще хуже.

Наш заместитель командира части по личному составу как-то решил пообщаться со всеми срочниками лично. Ему рассказали, что я не ем мясо. Настал день Х. Сначала он задавал общие вопросы: «Не бьют? Хорошо питаешься?». Наконец, дошли до сути. Состоялся следующий диалог:

– Слышал ты не ешь мясо?
– Нет, не ем.
– Почему?
– Мне кажется, что это не справедливо по отношению к животным.
– Это они тебе сказали?

Продолжалось это около 4 часов. Закончили на том, что он стал доказывать мне религиозное значение поедания мяса.

Как-то я впервые увидел вживую оленей, их стадо кочевало через нашу часть, они паслись на аэродроме. Приехал мой начальник с винтовкой наперевес, приказал садиться в машину. Сел. В какой-то момент он остановил транспорт и сказал, что сейчас будет делать из меня мужчину: хотел, чтобы я убил оленя. Я отказался даже ружьё брать в руки. Последовала ссылка на устав: «приказы не обсуждаются», значит по уставу я обязан взять ружьё и убить оленя. Ни одно животное в итоге не пострадало, но в дальнейшем начальник часто оскорблял меня из-за этого.

Из армии я вернулся раньше из-за язвы. В госпитале был 5 раз. Два раза заболевал ангиной, первый раз в начале службы на обследовании. Плюс каждые полгода углубленное медицинское обследование. Прошел все, включая ФГДС. Все хорошо, даже гастрита нет, но были проблемы с неврологией. Через месяц снова отправили в госпиталь, уже под конец службы, где у меня диагностировали язву. До этого ничего не находили. С момента обнаружения до момента, когда я вернулся, прошел месяц. Командиру части было невыгодно отправлять меня на поезде, а для самолета – погода нелетная. Поезд – это много бумаг, самолетом быстрее, дешевле. Язву практически не ощущал, но иногда прихватывало. Язвенников было много, но почти всех отправили в течение недели. Главное доехать до части. А ждать самолета можно сколько угодно, нигде сроки не обозначены. Должен был приехать в конце августа, приехал в начале октября.

Армия – это испытание не столько физическое, сколько психологическое. Там очень давит коллектив, контрактники. Антисанитария. Старшине как-то надоело, что унитазы засоряются. Шлангом не пробил, в итоге пришлось убирать всю комнату. Мы в этом виноваты не были, потому что и без того трубы ржавые, гнилые.

Если вдруг война – я не знаю ничего. Оружие в руках держал разве что для красоты. И у многих так. Почти никто не стрелял. Строем мы ходили только в качестве наказания.

Зачем служить? Без понятия. Разве что припугнуть врага: сколько людей у нас служит, все в полной боевой готовности. А на деле большая часть оборудования не работает, что-то ещё с советских времен осталось. Ржавое, старое. Не представляю, что мы будем делать в случае войны.

В армию нужно идти как можно позже. Если тебе меньше двадцати – будет тяжело. Нужно зубами вырывать авторитет. В восемнадцать твой авторитет никто не признает.
2 6
Есть о чём рассказать? Пиши: info@news29.ru
Лучший комментарий
kemastreet
23.11.19
09:48
Недавно родственник вернулся.Служил на Алтае.Всё то же,что и описано,плюс год расписывался за денежное довольствие которого не получал-все деньги пропивались комсоставом.
 
+ +1 -
Авторизируйтесь, чтобы
оставить комментарий:
Проза Б. для Проза Б.
26.11.19
01:54
Проза Б., ...одна стопка- в Германию, другая- в Афганистан. И никто не плакал на выходе, и тремора не было. P.S. В Афганистан я не попал. )))
 
+ 0 -
Проза Б. для Коля Т.
26.11.19
01:52
Коля Т., Ну, бывает, чё...) Меня выучили на радиста в радиошколе ДОСААФ.От военкомата.А мандатная комиссия- это когда нас под Питером, в пехотной дивизии, куда нас привезли, одели, обули и обрили- вызывали по одному в помещение, где сидели несколько офицеров и лежали папочки с нашими личными делами( что там было, хз)) и расспрашивали о делах наших скорбных. Типа, где учился, специальность, ещё что-то, не помню. И по результатам опроса клали папочку в одну из двух стопок. Как потом оказалось, од
 
+ 0 -
Коля Т. для Проза Б.
26.11.19
00:17
Проза Б., когда пошёл в армию,у меня не было никакой специальности и здоровье было ни ахти.Что такое мандатная комиссия я ваще не знаю.Первые месяца три конечно слегка прихерел,выучили на радиста.Зато потом на южном берегу Баренцева моря просто лепота была.
 
+ 0 -
Показать все комментарии (44)
Скрыть все комментарии
Общество | Лента новостей