Главные новости Политика Экономика Общество Культура Спорт Происшествия На заметку Арктический форум Цифра дня Бизнес новости TV-BOX
реклама
ТОП 7 читаемые|обсуждаемые
Бизнес новости
Дополнительный функционал
Дополнительные возможности для пользователей ресурса
УФНС по Архангельской области
Текущая задолженность перед бюджетом в режиме on-line
Минздрав Архангельской области
Запись к врачам-специалистам медучреждений города и области
Архангельская городская Дума
Интерактивная связь с депутатами Архангельской городской Думы
ЖКХ Архангельской области
Информация о финансово-хозяйственной деятельности УК и ТСЖ
Отдых в Архангельской области
Где остановиться, как отдохнуть, что посмотреть
реклама
Общество | Главные новости

Диагноз – не приговор: рассказ уроженки Архангельска о жизни с болезнью психики

29.11.19 23:46
1645 6
Корреспондент News29 Мария Вершинина узнала, как диагноз тревожно-депрессивное расстройство влияет на жизнь и что делать при ухудшении психологического состояния.
 >
Насте 28 лет. Она родилась и живет в Архангельске. Была учителем, воспитателем и репетитором, сейчас работает пресс-секретарём. Настя любит людей и грустные стихи. Девушка рассказала журналисту издания о том, каково это – жить с тревожно-депрессивным расстройством. Диагноз ей поставили в 2018 году.

Я родилась в Архангельске, какое-то время жила в рабочем поселке в Маймаксе. Как-то мои друзья из Новодвинска приехали туда и один из них сказал: «Я теперь понимаю, почему у тебя депрессия». Окружение повлияло. Училась в университете на филолога, хотя это нетипично, наверное, для моего социального положения – я социальная сирота. Когда моих родителей лишили родительских прав, мама еще была жива. Она, скорее всего, тоже страдала какими-то психическими заболеваниями. Подозреваю, что депрессия, она себя не очень любила. Последний диагноз – алкоголизм. Думаю, это следствие заболевания.

Раньше я думала, что люблю читать. Но когда ты живешь с расстройством несколько лет, у тебя стираются грани удовольствия.

В самые тяжелые моменты – полная ангедония. Ты не можешь получать наслаждение от того, от чего получала раньше. У Янки Дягилевой есть песня, «Ангедония» и называется, – вот примерно так себя и чувствуешь. Я думаю, Янка много понимала об этом состоянии.



Что у меня не ушло из любимого – это поэзия. Я думаю, и это даже подтверждается наукой, что читать грустные стихи полезно. Ты понимаешь, как выразить то, что ты чувствуешь. Потому что слов не хватает. Стихи помогают. Найти слова для описания своего состояния – это самое главное. Поэтому я согласилась на интервью и отозвалась сразу. Потому что надо проговорить. Это терапия. Другой человек не может залезть к тебе в голову и понять, что происходит. А если ты ему словами объяснишь, он, если хочет понять, – поймет.

Проблему я ощутила в 10 лет. В семье все рушилось. Я даже думала о том, что лишняя на этой земле. Но расстраивать близких не хотелось. У меня была бабушка. Хорошо помню, что совсем плохо мне стало к концу четвёртого курса. У меня был сложный период: я ничего не могла запомнить, понять, постоянно хотелось спать. Никакой концентрации, сосредоточенности. Начался пятый курс: студенческая жизнь кончается, надо ее схватить. Все немного притупилось. Но надо писать диплом. Я помню, что полгода лежала в грязной комнате общежития и питалась бутербродами. Ничего не хотела. Единственное, что хотела – не расстраивать бабушку, потому что ей было важно, чтобы я закончила университет. Поэтому я написала диплом. Повезло с научным руководителем: она не торопила, не пинала, поддерживала, она меня понимала. Очень ей благодарна до сих пор за это.

Пока я лежала эти полгода в грязной комнате, свернувшись под одеялом, не думала обратиться ко врачу. Я даже не знала, что можно пойти к психиатру. Ну просто мне плохо, просто ничего не могу. Ты понимаешь, что что-то не так, спустя полгода после начала. В рекомендациях все пишут: если у вас две недели снижено настроение – обратите на это внимание, обратитесь к специалисту. Но так не выходит. В какой-то момент стало совсем плохо: я просто не могла ходить, у меня не было сил, чтобы даже пройти пролет по лестнице. После этого обратилась в больницу. Какие только диагнозы не ставили. Меня положили в неврологическое отделение. Лечили или не совсем от того, или не тем: побочки от лекарств были жуткие. Я ничего не помнила, только ела и спала, не вставая, набрала 8 кг. После этого мне выписали направление к психиатру. Пошла в ПНД (психоневрологический диспансер). Лекарства назначали, не обращая внимания на побочные эффекты. Они мне не подходили, поэтому через год все повторилось. Меня направили в Талаги. Если бы я сразу полежала там – было бы значительно лучше.

Не надо бояться психдиспансеров. Не надо бояться лекарств. То отделение, где я лежала – было курортом. Ничего страшного не происходит. За тобой наблюдают, подбирают лекарства, исходя из того, как ты себя чувствуешь. С тобой разговаривают, внимательно к тебе относятся. В первой больнице меня считали истеричкой.

Со мной там лежала женщина с отнявшейся рукой. Она мне как-то сказала: «Я очень боюсь, что буду не нужна своему мужу. Зачем я ему, калека?» Поняла, что у меня отличное окружение, потому что подобных мыслей не было. Правда, услышала как-то от родственницы: «Ты так болеешь. Не надо так болеть. Парню своему не нужна будешь, ты заканчивай». Это к вопросу о стигматизации. Болезни вызывают подобную реакцию, даже у тебя самой есть момент отрицания. Не хочется, чтобы об этом говорили, напоминали.

На работе проблем не было, даже после того, как я лежала в Талагах месяц. Я полтора месяца была на больничном. Коллеги и руководство отнеслись с пониманием.

Верный диагноз поставили не сразу. Так бывает, это нормально. Мне выписали антидепрессанты, успокоительные и еще одно лекарство. Схема работающая, но мне она не подходила. Я боялась жаловаться, ведь лечат, уже хорошо. А нужно было. Препаратов много, есть из чего выбрать. Не обязательно лечиться древними таблетками, от которых толстеешь, покрываешься прыщами, но чувствуешь себя лучше. Это ненормально, об этом нужно говорить со своим врачом. Следующая терапия, которую подобрали в Талагах, мне подошла, на тот момент она работала отлично. Тогда и поставили диагноз «тревожно-депрессивное расстройство». Хорошо, когда ты точно знаешь, что с тобой.

Проблема в том, что у меня самой не получалось хорошо лечиться. Если препарат помогает тебе, но не до конца, есть вероятность, что ты бросишь. Потом возникнут проблемы с записью ко врачу: в наш ПНД, например, записывают только по пятницам с 9 до 11 утра. Я забросила лечение, потом снова пришла за таблетками. На данный момент поняла, что они плохо помогают, снова бросила пить. Возможно, это не лучшее решение. Наверное, стоит посоветоваться с другим терапевтом. Сейчас у меня есть возможность взять платную консультацию у специалистов из других городов. Психотерапии у меня не было. Но, мне кажется, она нужна. Если есть возможность – нужно говорить с теми, кто посмотрит на твое состояние со стороны.



Мой молодой человек знает о диагнозе, относится к этому спокойно. Он понимает, что мои особенности поведения нужно списывать на это. Ты сам должен выстроить свое окружение так, чтобы люди воспринимали твое состояние как норму.

Главное самому осознавать и как можно больше знать о своем диагнозе, читать литературу, научные исследования. Именно это, не мнения. Мнения – это последнее, на что стоит опираться. Часть из них может сработать, но все индивидуально: спортзал кому-то подходит, а кто-то не сможет даже дойти до него. В 2016 году я начала читать книги о том, как устроен мозг, откуда возникает депрессия, рыться в материале, потому что ничего не понятно. Об этом только начинали говорить. Сейчас пишут много и это хорошо. Мне помогли книги «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города» и «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости». Они написаны человеческим языком. Если хочется углубиться, можно почитать про гормоны.

Я понимаю, что некоторые мои реакции обусловлены состоянием, а не тем, что я, например, плохой человек. Это просто мои мысли. Думать я могу все, что угодно. Главное то, как я их воплощаю.

Я не человек ритуалов, у меня нет каких-то бытовых вещей, которые мне бы помогали. Но для меня очень важно общение: мне нужно видеть людей, говорить с ними. Мне нужны люди – совершенно разные. Меня очень выручали друзья, которые, не спрашивая о моем состоянии, просто разговаривали.

Если чувствуешь, что есть проблема, в первую очередь, нужно идти в ПНД. Учета нет, никто не выдаст тебе никакую справку, бояться нечего. Занимайтесь спортом и хорошо спите.

Твой диагноз – это не ты. Это с тобой случилось, но это не делает тебя плохим, особенным, ты все еще человек. Это ничто. Диагноз – это никогда не приговор. Диагноз – это направление движения. Это путь, на котором может быть множество ответвлений, развилок, куда можно свернуть и упереться в тупик, но, если идти в нужном направлении, можно выйти к обычной жизни.

Ирина Прохорова, психолог, доцент кафедры психологии института педагогики и психологии САФУ:

Если есть проблемы с настроением, в первую очередь лучше обратиться к психологу. Он при наличии проблемы может направить к психиатру. Обращаться за помощью лучше сразу, как только появляется проблема, которая мешает жить. Не нужно принимать таблетки без назначения врача. Также не стоит прибегать к различным формам наркотизации: алкоголь, сигареты, запрещенные вещества, сериалы. Они отвлекают от проблемы, но не помогают, а усугубляют состояние, в котором находится человек.
Есть о чём рассказать? Пиши: info@news29.ru
Лучший комментарий
Fialka для Boater
30.11.19
17:26
Boater, там в принципе и на других аспектах можно поставить крест. Просто девушка еще с этим не сталкивалась, возможно и не столкнется в виду обьективной ограниченности своих жизненных интересов.
 
+ +1 -
Авторизируйтесь, чтобы
оставить комментарий:
Fialka для Boater
02.12.19
12:59
Boater, на самом деле депрессия - это не грустная девушка у окна, льющая слёзы, что "разлюбил...не купил...обманул". Есть реальные медицинские состояния с реальными физическими показателями, из которых самим не выбраться.
 
+ 0 -
Проза Б. для Boater
01.12.19
15:52
Boater, Такие и выходят. В открытое окно...
 
+ 0 -
Boater для FialkaFialka
01.12.19
14:42
FialkaFialka, Есть такие люди, которые "лелеют собственную грусть". Я не психиатр конечно, но точно знаю, что есть люди, подверженные всякой "меланхолии", а есть те, кто нет. Всю жизнь сидеть на колесах? Да ну на.. Надо как то самому выходить. ИМХО.
 
+ 0 -
Показать все комментарии (6)
Главные новости | Лента новостей Все новости
Общество | Новости раздела