Главные новости Политика Экономика Общество Культура Спорт Происшествия На заметку Арктический форум Цифра дня Бизнес новости TV-BOX
реклама
ТОП 7 читаемые|обсуждаемые

реклама
Бизнес новости
Дополнительный функционал
Дополнительные возможности для пользователей ресурса
УФНС по Архангельской области
Текущая задолженность перед бюджетом в режиме on-line
Минздрав Архангельской области
Запись к врачам-специалистам медучреждений города и области
Архангельская городская Дума
Интерактивная связь с депутатами Архангельской городской Думы
ЖКХ Архангельской области
Информация о финансово-хозяйственной деятельности УК и ТСЖ
Отдых в Архангельской области
Где остановиться, как отдохнуть, что посмотреть
реклама
Интервью | Главные новости

Ручная работа — это дорого: архангельский студент рассказал, как стал кузнецом

21.10.20 12:24
1271 0
У обычного студента 5 курса северодвинского филиала САФУ необычное хобби: на каникулах он делает изделия из металла. О современном кузнеце, ремесле и о том, почему профессия не вымирает, Алексей Журавлев рассказал News29.
 >
Фото из личного архива Алексея Журавлева
«Кузнец сейчас представляет собой почти то же самое, что и пять веков назад. Это все такая же тяжёлая работа с огнем и металлом», - говорит Алексей. Разница лишь в том, что работа современного кузнеца автоматизирована, но в ней по-прежнему есть место творчеству наравне с тяжелым и часто вредным производством.

– Кто такой кузнец в 21 веке?

– Кузнец сейчас представляет собой почти то же самое, что и пять веков назад. Это все так же тяжёлая работа с огнем и металлом. Однако кузнец сейчас может иметь целый арсенал специальных автоматизированных станков, которые появились и стали доступны относительно недавно. Пневмомолот, например.

– В стереотипном понимании кузнец – большой и сильный мужчина. Обязательно ли быть таким?

– Стереотип, конечно, имеет неплохое обоснование, кузнец ведь работает тяжёлым инструментом, выполняет большую физическую работу. Но в первую очередь кузнечное дело – это не битьё изо всех сил молотом по горячей железке, а техника работы, знания и творчество. Если вкладывать в свою кузнечную мастерскую достаточно денежных средств, то многие тяжёлые процессы можно облегчить и ускорить за счёт станков и различных приспособлений. А если мастерская маленькая, скажем, домашняя и работа вся производится вручную, то спустя пару лет любой станет и большим, и сильным.

– Как Вы пришли к такому хобби?

– Я с детства вообще очень любил всякие ремесла. Меня привлекали кожевенное дело, кузнечное дело и где-то лет в 16 я сильно заинтересовался кузнечной деятельностью, смотрел очень много роликов на YouTube и уговорил отца всё-таки построить кузницу. Ну, естественно, все не было так просто. Однажды зимой мы всей семьёй ездили в Великий Устюг и на вотчине Деда Мороза посетили кузницу и, когда я и мой отец увидели это вживую, появилось понимание как это всё работает (как говорится лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать). Тут глаза загорелись, а руки зачесались, что называется. Спустя месяц после поездки мы уже начали планировать и весной построили кузницу. Я набрал у дядьки-токаря много литературы по материаловедению, изучил нужные мне разделы и стал нарабатывать практику.

– Вы нигде не учились на кузнеца?

– Нет, только на практике и исключительно самообучением. Хотя в России и существует несколько мест, где учат на кузнецов, но я ещё учился в школе и планировал идти в институт, а не на годовой курс по ковке.

– То есть Вы не потомственный кузнец?

– Из родственников дядя по маминой линии работал кузнецом, но мы виделись лишь пару раз за всю жизнь.

– Расскажите, как выглядит ваша кузница?

– Нелепо. Так как на момент постройки в финансах мы были ограничены, кузница оборудована внутри тепловозный кабины. Это такое  небольшое пространство, куда влезает только четыре мешка угля, горн и наковальня. Остальные процессы, которые я произвожу над своими изделиями, проходят в отдельном здании мастерской.

– Тепловозная кабина?

– Она практически упала с неба. Я не помню, как она оказалась у забора нашего участка, но достаточно долгое время она просто там была. Когда пришло решение оборудовать кузницу, мы с отцом решили использовать существующее помещение и переместили кабину на участок. В общем, бесхозная была штуковина. Наверняка она осталась с того времени, когда недалеко от нашего дома расформировали тепловозное депо.

– Вы работаете в определенной тематике или выполняете работы по всем направлениям кузнечного дела?

– Вообще, кузнечное дело подразделяется на художественную ковку и оружейную (ну или инструментальную, если угодно). Разница в том, что кузнец-художник при желании может работать в обоих направлениях, а вот кузнец-оружейник (или кузнец-инструментальщик) розу отковать сможет уже с большим трудом. Казалось бы тогда: а в чём преимущество быть кузнецом-оружейником? А суть в последующей термообработке металла после придания ему нужной формы. Кузнец-оружейник – это хороший термист в первую очередь. Для инструмента в первую очередь важны рабочие свойства, и они задаются посредством термообработки. То есть твердость, прочность или же пластичность. Если проводить аналогию, кузнец-оружейник с легкостью произведет закалку инструмента, а кузнец-художник сделает это с большим трудом.

– Почему вас заинтересовала именно инструментальная ковка?

– Скорее всего потому, что это имеет практическую бытовую направленность. Мне больше нравится делать полезные вещи: различного вида инструмент и хозяйственный инвентарь. Красивые витые заборы, перила или же кованые розы нужны не всем, а ножами на кухне мы пользуемся каждый день. 

– Кто ваши клиенты?

– Так как кузнечное дело не очень сильно распространено, интересуется большое количество людей. Но клиентами становятся чаще всего именно те, кому нужен практичный, удобный и надёжный инструмент. Никогда не знаешь, кто будет следующий клиент. Это могут быть как охотники и мастера, работающие с деревообработкой, так и коллеги с работы.

– Какая работа вам больше всего запомнилась?

– Один из самых удачных моих проектов – нож конфигурации кукри [национальный непальский нож в форме крыла сокола]. Он является венцом моей термообработки, но это даже отдельная история. А также нож «Лиса», сделанный для отца. Так назван потому, что на пятке клинка, у самой рукояти выгравирована голова лисы. Тоже отличный инструмент выдался.

– Какой ваш самый необычный заказ и сколько на него ушло времени?

– Каждый год есть, чему удивиться среди необычных заказов, но, пожалуй, самым необычным и несвойственным для меня было изготовление кованой розы, и оно заняло порядка 3 недель.

– Какая работа долго не получалась?

– Якутский нож. Он имеет особую конфигурацию, поэтому при термообработке происходят деформации. Вопрос решился только полным изменением технологии изготовления.

– Какую работу вы бы хотели сделать на заказ?

– В этом плане есть некоторая лестница желаний. Для начала я хотел бы изготовить какой-либо режущий инструмент из нержавеющего ламината. Его суть в том, что заготовка для изделия трехслойная: в качестве сердечника используется углеродистая сталь с нужными характеристиками и химическим составом, а на обкладках используется более пластичная нержавеющая сталь. Это позволяет сделать инструмент прочным и стойким к коррозии, а твердый сердечник позволяет получить отличные показатели реза и стойкости режущей кромки. Следующая ступенька — это дамасская сталь. Суть в том, что берется несколько различных марок, стали с различным составом и свойствами и все они посредством кузнечной сварки объединяются в один слоёный, так называемый, пакет. Как результат – объединение свойств разных марок стали и красивая текстура на поверхности изделия. Следующим этапом является произведение изотермической закалки режущего инструмента. В отличие от общераспространенных видов закалки, на выходе получается более интересная с точки зрения механических свойств структура. Вот последнее – действительно мечта.

– Что нравится и не нравится в кузнечном деле?

– Нравится в кузнечном деле всё: творческая, техническая, научная, историческая составляющие. Ожоги не нравятся. К ним нельзя просто так привыкнуть, а их не избежать.

– Насколько опасна работа кузнеца для здоровья?

– Даже при соблюдении необходимых правил техники безопасности эта работа не становится безопасной. Пожароопасность высокая, продукты горения довольно вредные. А когда происходит закалка в масло, лучше вообще не дышать. То есть без вытяжки работать совсем нельзя.

– Как себя обезопасить?

– Соблюдать технику безопасности, использовать специальную одежду и средства индивидуальной защиты и тогда опасности снизятся, хоть и не исключатся.

– Насколько распространена эта профессия?

– Профессия крайне нераспространенная. Мне кажется, в первую очередь потому, что сейчас нет ни дефицита товаров, ни проблем с доставкой, и массовое производство различного инструмента и хозяйственного инвентаря хорошо отложено. Зачастую людям проще купить готовое изделие, чем думать, как должно оно выглядеть, чтобы им было удобно им пользоваться, относительно долго ждать и платить достаточно большие деньги. Не будем забывать, ручная работа – это дорого.

– Нет ли у вас ощущения, что это ремесло вымирает?

– Такого ощущения нет. Просто ремесло из необходимого когда-то труда превращается в хобби. Относительно других профессий кузнец, конечно, не особо распространенная и не на слуху, однако людей в этой профессии достаточно много.

– Хотите ли заниматься этим на постоянной основе, чтобы хобби стало работой?

– Я хочу не работать кузнецом, а трудиться кузнецом. Однако это подразумевает настолько колоссальный опыт и настолько отточенные навыки, что твой труд должен быть очень дорогим. Но одно я могу сказать точно: среди всех видов деятельности, обеспечивающих мое существование, я бы предпочел кузнечное дело.

Беседовала Кристина Бельчук
Есть о чём рассказать? Пиши: info@news29.ru
Главные новости | Лента новостей Все новости